18+
Герб
Рекламный баннер 980x90px unterhead
Архив
Рекламный баннер 300x200px left-1
Мы в соцсетях
Рекламный баннер 300x600px left-2
Рекламный баннер 300x60px right-1
Рекламный баннер 300x60px right-2

ВОЛОДЬКА СО ШРАМОМ

ВОЛОДЬКА СО ШРАМОМ
945

Телефонный звонок в редакции раздался, когда очередной номер был уже практически сверстан. На другом конце провода оказалась дочь разведчика, солдата, прошедшего войну от начала и до конца, встретившего Победу в Берлине. Сетуя на себя за то, что позвонила поздно (уже несколько дней назад отгремели салюты в честь 68­летия Победы), Татьяна Владимировна просила нас все же рассказать на страницах газеты о военном подвиге своего отца.

«На память своим детям» ­ эти слова написаны отцом нашей сегодняшней собеседницы на обороте одной из немногих фотографий военных лет, которые удалось сохранить дочери солдата. На фото сержант Владимир Корсун. Пока еще без шрама, молодой и бравый солдат своей страны. След войны появился позже, практически в конце второй мировой и остался страшным напоминаем о ней на всю жизнь.

«Этот эпизод из военных будней отца врезался мне в память сильнее всего, ­ рассказывает Татьяна Владимировна. – Да и отец не был особенно разговорчив, тяжело, видно, вспоминать те страшные годы. Он и об этом случае рассказывал нехотя, и лишь потому только, что приходилось объяснять, откуда шрам через все лицо – от губы до глаза».

Владимир Петрович сам вряд ли считал себя героем Великой Отечественной. Несмотря на то, что были и тяжелые контузии, и ранения, называл себя обычным солдатом, защищающим свою Родину. На фронт Владимир попал, как рассказывал он впоследствии своей дочери, не как многие мальчишки – со школьной скамьи, а сержантом, уже отслужившим срочную службу в армии. Сначала служил на границе, потом стал командиром разведроты.

Этот трагичный случай произошел во время одной из разведывательных операций на территории противника. В тот день рота Корсуна получила приказ ­ доставить «языка» любой ценой. Вечером разведгруппа отправилась на территорию противника. Чтобы действовать наверняка, Владимир решил выбрать для начала операции время ужина. Тогда «немец расслабится» и взять его будет проще. Незаметно группа разведчиков подобралась к окопу. Четверо ничего не подозревающих немецких солдат что­то весело обсуждали, открывая консервы. По команде командира наши разведчики спрыгнули в окоп. Трех молодых фрицев удалось обезвредить без особого труда. Но один оказался проворнее: успел выхватить штык­-нож и уже замахнулся для удара. Владимир, видя, что совсем юному солдату грозит опасность, оттолкнул его, но попал под удар сам.

Лезвие ножа распороло лицо от нижней губы до глаза, превратив его в кровавое месиво. Однако приказ нужно было выполнить любой ценой. Несмотря на кровь, заливающую лицо, превозмогая боль, Владимир смог обезоружить врага и вернуться с «языком» к своим. Вернуться без потерь.

За это сержант Корсун был награжден медалью «За отвагу».

Всю жизнь, вспоминая ту операцию, он не переставал корить себя за нелепую гибель молоденького солдата, невольным виновником которой он стал. «Мы возвращались к себе на базу, таща за собой «языка, ­ рассказывал Владимир Петрович своей дочери Татьяне. – Немцы в этот момент как раз пошли в атаку, начался обстрел. Один из моих новобранцев – совсем молоденький мальчишка – впервые участвовал в боевой операции. И без того оглушенный канонадой, он, увидев меня «во всей красе», ужаснулся. Командир, у которого вместо лица кровавое месиво, никакого иного чувства не вызывал. Страх и ужас! Конечно, нервы не выдержали, паренек в испуге выскочил из окопа и в тот же момент был буквально «прошит» автоматной очередью. Погиб сразу же. Нелепая, глупая смерть, а виноват в ней, пусть и невольно, оказался я».

Потом было еще много всего: и не менее опасные вылазки, и гибель боевых товарищей, и ранения – снова в лицо. Поэтому в фотоархиве семьи Корсунов послевоенных лет практически нет фотографий отца. Эти несколько снимков, которые удалось отыскать Татьяне Владимировне, ­ то немногое, что осталось на память об отце.

«Он не любил рассказывать о войне, а мы как­то не особенно и расспрашивали, ­ говорит Татьяна Владимировна.­ Но я думаю, что если каждый вспомнит хотя бы пусть небольшой случай из военных будней своих
отцов и дедов – это будет пусть небольшой, но все же шаг для того, чтобы не дать забыть о подвиге наших близких».

P.S.  А сколько еще подобных военных историй о подвигах простых советских солдат? Нерассказанных или забытых. И как нелепо то, что в последнее время о ветеранах войны все чаще вспоминают только один день в году – в День Победы. Уже наше поколение превратило 9 мая в череду выходных дней. В книжных магазинах не найдешь книг о Великой Отечественной войне. Как-то одна моя знакомая рассказывала, что хотела подарить сыну компьютерную игру про ВОВ, нашла! Но гитлеровские войска в игре побеждали американские солдаты. Вот такая забавная оказалась игрушка. На уроках истории в школе эта тема ­ не более чем очередной раздел учебника. Согласно учебному плану, это четыре часа в 9­ом классе и четыре – в 11­ом. Для сегодняшних школьников она стоит на одной параллели с революцией 1905 года и с войной 1812­го.

Можно, конечно, сетовать на несовершенство школьной программы, можно ссылаться на занятость, можно списать все на ритм современной жизни, только чтобы оправдать свое незнание истории семьи. А можно просто перебрать старые фотографии. Возможно, и в вашей семье найдутся снимки дедов и прадедов со своей историей войны. Сделайте их скан-­копии (это совсем несложно) и попросите детей, внуков записать историю войны со слов тех, кто еще помнит о ней в вашей семье, как поторопилась сделать наша читательница Татьяна Владимировна в память об отце.

 

Ольга Утнюхина

Фото из семейного архива Татьяны Коврыги

Оставить сообщение